Как ветки из ствола

//Как ветки из ствола

Он ушел из жизни в апреле. Это была одна из самых тяжелых утрат не только для родных и близких, но и для всех, кто знал этого замечательного спортсмена и педагога. Я должен был отдать личный долг его памяти, но только сейчас почувствовал, что могу написать о нем.

Семен Иосифович Клецкин был моим тренером. Не только моим — не перечесть всех рижских ребят, занимавшихся у него самбо и дзюдо. Но ни для кого из них это не было обыкновенным посещением спортивной секции, которое позволяло с пользой потратить свободное время, стать сильней физически, приобрести полезные навыки самозащиты. Каждый ученик Семена Иосифовича с первого знакомства с ним ощущал, что попал не в спортзал, а в Семью. Воспитывал ли нас тренер? Клецкин был немногословным человеком. В своем деле он сам многого достиг и знал все. Поэтому объясняя нам секреты борьбы, готовя к схваткам на соревнованиях, умел коротко сказать самое важное. А «учить жизни» с помощью проповедей – этого не требовалось.

Мы знали, что рядом с нами Личность, на которую ученики неизбежно равнялись. За годы общения с наставником мы сами не замечали, как усваивали от Семена Иосифовича все лучшее.

В отличие от многих спортсменов и тренеров, не вылезавших из спортивных костюмов, он всегда был безупречно одет – настоящий прибалтийский дженьтльмен! В нем были интеллигентность и порядочность, проявлявшиеся в каждом слове, в каждом жесте — и во всей его жизни.

Спорт вообще, а спортивные единоборства особенно, суровы и могут ожесточить, огрубить человека, если у него нет надежной душевной основы. Рядом с нами был человек с умными, добрыми глазами, который никогда не позволял себе грубости, вульгарности и – что особенно важно — нечестности.

В наши времена роль тренера иногда была важнее, чем наставления учителей и даже родителей! Ведь юные спортсмены посвящали тренировкам больше времени, чем отдельным предметам в школе. С тренером они ездили по стране, подолгу жили в гостиницах. То, как тренер вел себя, что и как он говорил, не могло не влиять на его учеников.

Что греха таить, я и мои товарищи формировались как спортсмены в период, когда загнивала вся советская система и в спорте было немало грязи. К нашему тренеру она не приставала. Клецкин вышел из поколения, которое смотрело смерти в глаза и знало подлинную цену добра и зла. Люди этого закала не сомневались, что в спорте побеждает тот, кто больше трудился и сильнее духом. Мы, ученики Семена Иосифовича, были молоды, честолюбивы, мечтали о чемпионских титулах, но незаметно для себя впитывали скромность своего наставника и понимание того, что спортивные достижения – не повод для чванства, высокомерия, рвачества. Одни из нас достигли большего, другие – меньшего, но для всех спорт стал наукой честной борьбы, испытанием на прочность – и мы никогда не забывали, кто научил нас этому.

У Роберта Рождественского, прекрасного поэта, в молодости отдавшего дань спорту и тонко понимавшему его, есть замечательные строки:

Спортсмены возникают, вырастая

Из тренера, как ветки из ствола.

Час пробил. Чемпион на пьедестале.

А тренеру негромкая хвала…

Это как будто о Семене Иосифовиче написано. Его – при блестящих тренерских достижениях – не чересчур расхваливали. А из-за личной скромности он никогда не рассказывал, какую героическую жизнь успел прожить до прихода в большой спорт.

Клецкин родился в 1924 году в маленьком латвийском городке. В детстве его звали Шимен. Когда ему исполнилось семнадцать, началась война. Гитлеровские войска заняли Прибалтику за несколько дней. Клецкины были среди еврейских семей, которым удалось бежать на восток. Они оказались в Сибири, в Кемеровской области. Старшего брата призвали в армию, и он погиб, защищая Москву. Шимену пришлось помогать убитым горем родителям и семилетнему брату Абраму (впоследствии он стал профессором Латвийского государственного университета). За год Шимен, прежде знавший только идиш и латышский, овладел русским языком. Чтобы прокормить семью, худенький паренек работал в МТС молотобойцем! Природная сила позволила ему справляться с такими обязанностями или на он приобрел силу на этой работе? Скорее второе. Он делал то, что надо, даже если было нечеловечески трудно! Когда Клецкин обладал многими спортивными званиями, по его фигуре нельзя было угадать физической мощи. Впоследствии, изучив необходимые для тренерской работы науки, Семен Иосифович говаривал, что из-за огромных нагрузок при неокрепшем детском организме и скудном питании военных лет он не вышел ростом.

Как только ему стукнуло восемнадцать, он вступил добровольцем в Латышскую дивизию, которую сформировали из жителей Латвии. Наверное, где-то наверху внимательно изучили анкету Клецкина, потому что его вызвали в… Центральный штаб партизанского движения! Высшее руководство придавало большое значение созданию партизанских отрядов в Прибалтике. Семен в совершенстве владел латышским языком, разбирался в технике (до войны начал учиться в индустриальном техникуме). Его направили на курсы шифровальщиков, а затем в школу радистов. Семен был доволен таким поворотом событий: в партизанах было больше свободы, чем в регулярных частях, где над солдатом стояло множество командиров.

В Латвию он прибыл под вымышленной фамилией — всю войну товарищи по партизанскому отряду знали его как «радиста Кантера». Советские партизаны в Прибалтике находились в сложнейшей ситуации: их разыскивали и гестапо, и местные полицаи. Отряд постоянно менял место дислокации. Семену приходилось таскать на себе по лесам и болотам огромную, тяжеленную рацию. Не раз, когда смыкалось кольцо окружения, а ноги подгибались от усталости, был соблазн бросить аппаратуру, но он знал, что для отряда рация важнее жизни отдельного бойца.

К концу войны Семен был главным радистом партизанских соединений Латвии. Демобилизовался только в 1947 году и поселился в Риге. Сначала завершил учебу в техникуме, потом решил поступить в сельскохозяйственную академию. Но однажды случайно попал в спортивный зал на тренировку борцов…

Новое увлечение не просто целиком захватило его — Семен понял, что только в этой области он сможет реализовать и свои способности, и человеческий потенциал.

Когда я занимался спортом, ребята чуть старше меня считались «переростками» и их как «неперспективных» в секции не принимали. А Клецкин начал тренироваться, когда ему было давно за двадцать. Что делать, бывшие фронтовики и учиться в вузах начинали гораздо позже, чем следовало, но становились прекрасными специалистами. А в спорте — трудно поверить — они, несмотря на пережитые невзгоды, иногда и ранения, достигали вершин!

В 1952 году, в 28 лет, Семен Клецкин впервые стал чемпионом Латвии по самбо. Он получил право носить значок «Мастер спорта СССР» — большая редкость в те времена. И далее с успехом выступал в чемпионатах республики, Прибалтийского военного округа (он защищал спортивные цвета армии), стал многократным чемпионом СССР!

Благодаря регулярным тренировкам и безупречному режиму Клецкин очень долго сохранял боевую форму. Чемпионом Риги в последний раз стал в 40 лет! Мог бы продолжать бороться, но мешала травма плеча.

С самого начала спортивного пути Клецкин понял, что и после завершения активных выступлений не сможет уйти из этой области. Он окончил Латвийский институт физической культуры и был всесторонне подготовлен к тренерской работе.

Его тянуло к работе с молодыми борцами. Клецкин готовил к армейским соревнованиям военнослужащих из ПрибВо, стал главным тренером молодежной сборной республики. Его питомцы достигали самых высоких достижений на всесоюзной арене.

При высочайшей спортивной квалификации Клецкин не мог не стать великолепным судьей. Он судил в чемпионатах СССР и Европы, получил звание судьи всесоюзной категории. Его голос был очень важен при обсуждении проблем развития самбо и дзюдо в республике. Много лет Клецкин был членом республиканской федерации этих видов спорта, а в конце 1980-х возглавил ее.

Основную часть своей тренерской биографии – четверть века – Семен Иосифович работал в спортивном клубе РКИИГА — Рижского краснознаменного института инженеров гражданской авиации. Здесь он подготовил многих сильных борцов, команда института побеждала на всесоюзных студенческих соревнованиях. Здесь сложилась та замечательная Семья, в которой и мне посчастливилось оказаться в годы учебы в этом вузе.

В школе Семена Иосифовича была незабываемая атмосфера. Мы были молодыми, веселыми, наш наставник умел сдержанно и к месту пошутить, а его энергии мы все могли позавидовать! Несмотря на свой непререкаемый авторитет, Семен Иосифович был очень непосредственным и простым в отношениях с учениками. Мы называли его Семенычем.

Клецкин приобщил нас к боевому самбо. Эта часть замечательной борьбы в Советском Союзе была «засекречена» — ее изучали только сотрудники милиции, спецназовцы. Знание таких приемов дает огромное преимущество в рукопашном поединке и, конечно, предпочтительно, чтобы их применяли лишь при необходимости. Ученики Семена Иосифовича не могли употребить это знание во вред. Он воспитывал их людьми сильными, смелыми и порядочными. Насколько я знаю, по заказу министерства обороны Клецкин написал книгу – учебное пособие по боевому самбо. Увы, ее судьба неизвестна.

Когда распался Советский Союз, у человека с биографией Клецкина не было вопроса: ехать или не ехать в Израиль. Он репатриировался в 1991 году. Был уже немолод, но еще полон сил.

Жаль, что израильские функционеры не использовали в полной мере весь потенциал спортивной алии из бывшего СССР! Наверняка Семен Иосифович мог поработать на благо израильского спорта. Он не умел сидеть без дела, наладил связь с олимовскими организациями, занимался общественной работой, но, конечно, это был не его уровень…

Жизнь героического, талантливого человека оборвала тяжелая болезнь. Семен Иосифович Клецкин слишком много дал многим поколениям своих учеников, чтобы все сделанное им было забыто.

Есть самые разные определения смысла жизни, но суть нашего существования — постоянная борьба, правилам которой он учил нас. Мой долг перед Учителем – передавать его уроки моим ученикам.

Борис Лерман

От | 2018-03-23T22:10:18+00:00 Воскресенье, Ноябрь 6, 2011|Памяти Тренера|3 комментария

3 комментария

  1. Борис Морозов 20.01.2012 at 16:37 - Reply

    Спасибо за прекрасную статью о прекрасном человеке.
    Всегда помню своего тренера и продолжаю его дело. Светлая ему память.
    С уважением,
    Борис Морозов, 2х кратный серебряный призер Чемпионатов Европы среди мастеров ветеранов дзюдо.

  2. Иван Рубинштейн 21.01.2012 at 08:25 - Reply

    Борис! Большое Вам спасибо за прекрасную тёплую статью о Вашем тренере. Я полностью с Вами согласен: Тренер это прежде всего учитель, и в спорте учитель часто раскрывается больше чем в «простой» учительской работе. Он под прозрачным стеклом, а, значит, и требований к нему больше. Более строгие. И вся тренерская работа —постоянный экзамен. А к самбо, изо всех других видов спорта, у меня лично, самое высокое уважение. Ещё раз спасибо. Иван Рубинштейн.

Оставить комментарий